Мы используем файлы cookies, которые сохраняются на вашем компьютере. Нажимая ОК, вы подтверждаете то, что вы проинформированы об использовании cookies на этом сайте. Подробнее о файлах cookie

Диалог как средство формирования духовно-нравственной позиции ученика

Диалог как средство формирования духовно-нравственной позиции ученика

Предмет обсуждения на сегодняшней конференции столь обширен и при этом столь злободневен, что мне стало немного не по себе, когда я приняла решение об участии в этом мероприятии. Как рассказать о том, что наболело, а еще важнее – о том, что наработано в моей профессиональной деятельности вот уже более чем за 20 лет? И все равно возникает ощущение, что в поисках ответов на вопрос, как  сделать из наших детей людей успешных и нравственных одновременно, я стою в начале своего жизненного пути.

Мы много говорим сегодня о строительстве нового общества, основанного на демократических принципах, и часто забываем о том, что демократию можно построить только на основе уважения к личности человека. Тотальное неуважение к человеку, к сожалению, пронизывает наше общество насквозь. Неумение и нежелание слышать других, уважать чужую точку зрения, считаться с интересами окружающих порождает в нашем обществе ту атмосферу, которую нравственной никак не назовешь.

 Много размышляя о том, что я могу сделать для изменения сложившейся ситуации, я пришла к выводу, что моя задача – придти в класс к конкретным ученикам и по возможности выпустить их в жизнь людьми думающими, нравственными, стремящимися понять и услышать других людей. И если это хоть в малейшей степени удаётся, то моя задача выполнена.

Когда-то Д.И. Менделеев очень точно заметил: «Образование без воспитания – меч в руках сумасшедшего». Знания, не облагороженные нравственностью, духовностью – это страшное оружие, способное разрушить устои любого общества, любую человеческую жизнь. И хотя уже довольно долго ведутся споры о том, каким должно быть преподавание литературы, на что должен делаться акцент: на воспитание нравственных ценностей через анализ поступков и характеров героев и восприятие основной идеи произведения либо на исследовании литературного произведения как явления эстетического, − я все-таки убеждена, что литература в школе должна быть тем предметом, который выполняет огромную воспитательную функцию.

Литература всегда даёт повод для обсуждения, для спора, для диалога, а у нас, как правило, урок строится как монолог учителя, где подросток должен принять некую доктрину, а учителя не волнует, согласен ли ученик с ним. Отсюда и получается в школе «разговор  глухих», который формируется как жизненная модель: кто-то вещает, а остальные должны безропотно внимать, как поется в песне: «Ученые труды, туды их растуды, вколачивали розгами в зады. А в это время ученик покорный лежал ничком и, охая притворно, держал в кармане шиш и тихо мозговал над тем, что педагог не задавал».

В условиях, когда исчезает диалог между детьми и родителями, педагогом и учеником, наши дети идут туда, где они могут быть услышанными. Отсюда и огромное количество социально опасных молодежных движений, и, что мне кажется куда более тревожным, все увеличивающиеся ряды Молчалиных, которым нет дела до судьбы страны, до состояния общества, которые озабочены лишь тем, как «награжденья брать и весело пожить».

Подросток, как правило, еще не способен к систематизации. Выстраиваемые им связи ошеломляют случайностью и алогичностью, иерархии ценностей еще нет. Подросток склонен к парадоксам, он жаждет присвоить и одновременно отвергнуть накопленный культурный человеческий опыт. Да и поколение пришло совершенно другое. И то, что мы их не понимаем до конца, не значит, что они хуже нас, они другие. В чём-то они абсолютно не совпадают с нами, и что-то в них порой нас очень настораживает…

Учитель же серьёзно влияет на мироощущение молодого человека. Ю. М. Лотман говорил о том, что гуманитарные знания органически связаны с совестью. И если человек, который занимается математикой, физикой – инженер, например, может не иметь определённых моральных принципов, то это плохо, но допустимо. А вот тот, кто занимается гуманитарными науками, должен быть всегда человеком с совестью. Это необходимое условие, потому что он имеет отношения напрямую с историей человечества, с передачей нравственных ценностей. И имея нравственную позицию, учитель должен уметь слышать своих учеников, а они должны знать, что их мнение может быть не принято учителем, но всегда уважаемо им.

Как-то одна из коллег меня спросила: «Как вы добиваетесь того, что дети прочитывают «Войну и мир»?» Я убеждена, что, если ты авторитетен для учеников, если ты их заражаешь своей любовью к тексту, то они идут за тобой с готовностью и удовольствием, тут не надо никаких сверхъестественных приёмов придумывать. Я часто даже от своих коллег по цеху слышу: «Зачем им сейчас Толстой?» На это у меня есть готовый ответ: идти на урок, допуская мысль, что Толстой не нужен, учитель не имеет права. Он идёт на урок – и должен быть убеждён, что Онегин нужен, «Война и мир» нужна, и всё, что даёт нам великая русская культура, человеку нужно. Не надо делить своих учеников ни на гуманитариев, ни на технарей, надо видеть в них просто людей, которым нужна культура.

Всегда нужно найти то, что может зацепить ребят, достучаться до их личного жизненного опыта. Необходимо, чтобы они чувствовали себя частью того мира, в который погружаются, находили точки соприкосновения с героями, постигая сложные вопросы жизни. Например, когда читаем сказку М.Е. Салтыкова-Щедрина «Как один мужик двух генералов прокормил» в 7 классе, дети не всегда понимают, какое к ним отношение имеет этот текст. Тогда предлагаю кому-нибудь взять веревочку и привязать себя к шкафу. Дети воспринимают это как игру. Тогда я спрашиваю: «Тебе удобно?» − «Не очень» − «А почему ты себя привязал?» − «Так вы же сказали…» − «Разве ты не можешь отвязаться?» – «Могу» − «Почему не делаешь?» После этого диалога гораздо проще детям объяснять, что такое настоящая свобода: это не вседозволенность, это не анархия, не освобождение от обязанностей, а возможность выбора, за который нужно нести всю полноту ответственности. И мужика, которых двух генералов прокормил,  уже не так жалко.

Невозможно дать ребёнку в школе все необходимые навыки для будущей жизни. Моя задача – научить его учиться и посеять в нём желание учиться всю жизнь. Попытка в современной школе создать эти якобы компетенции, то есть умение применять знания в жизни, – это от большого лукавства, мне кажется.

Я как-то предложила ребятам написать сочинение в виде письма к литературному герою (изучали роман «Отцы и дети»). Писали Базарову, получился очень интересный заочный диалог с героем, ребятам хотелось с ним поспорить. В этом году я дала тему «Мои любимые страницы «Войны и мира». Это были живые работы. Писали о разном. Кто-то о своём открытии романа, кто-то – о страницах, которые мы разбирали на уроках, потому что я сама люблю эти эпизоды, и они стали для ребят открытием. Например, эпизод на батарее Тушина: ребята вдруг поняли, что герой – это не супермен, а человек с маленькими ручками, писклявым голосом, который робеет перед начальством, но в ответственный момент своей жизни делает то, что от него требуется. И не случайно трагической нотой звучат слова Андрея Болконского: «…успехом дня мы обязаны более всего действию этой батареи и геройской стойкости капитана Тушина с его ротой». Ни наград, ни почестей, но и обиды у Тушина нет, он честно сделал своё дело, он не за славой шёл воевать. Вот это для современных детей очень важно показывать.

Я очень люблю сцену прощания отца и сына Болконских. Детям гораздо больше нравится семья Ростовых, там любовь, радость, легкость. И по-другому они воспринимают семью Болконских. И когда начинаешь показывать, какова же на самом деле атмосфера в этой семье, у них глаза открываются: и здесь не меньше любят друг друга, но это проявляется более сдержанно. Прошу понаблюдать за мимикой князя Андрея. Они с удивлением обнаруживают, что герой всё время улыбается – любит отца. А вот слова старика Болконского могут стать поводом для серьезного диалога: «Письмо Михайлу Иларионовичу отдай. Я пишу, чтоб он тебя в хорошие места употреблял и долго адъютантом не держал: скверная должность!» Как это отличается от нашего представления о «хороших местах»!

Изучение романа Толстого вылилось в горячий спор во время поездки в Бородино: прав ли Андрей Болконский, когда видит готовую разорваться гранату, в его голове проносятся мысли о любви к жизни, а он не падает на землю. Кто-то говорил, что если бы Болконский спасся, то мог бы много хорошего в жизни совершить. А кто-то доказывал, что князь Андрей не о себе в это время думал, он понимал, что на него смотрят офицеры и солдаты, и от его поведения зависит их моральный дух. Но главное – ребятам не была безразлична судьба героя. И кто сказал, что читать «Войну и мир» необязательно?

 

На мой взгляд, богатейший материал для диалога дают тексты, предлагаемые на ЕГЭ по русскому языку. Можно сколько угодно спорить о том, что ЕГЭ якобы не формирует мыслящую личность. Я убеждена в обратном. Мне нравится, что на экзамене ребятам предлагаются тексты, которые заставляют их задумываться о многом: о гуманизме, о памяти,  об искусстве, о преемственности поколений, о духовном богатстве нации, о необходимости чтения… И в процессе подготовки к этому экзамену мы много говорим с ребятами, и этот диалог способствует формированию их жизненной позиции.

Однажды при подготовке к ЕГЭ я наткнулась на текст, в котором объясняется, как сделать себя счастливым. Чем-то он меня насторожил. Начала вдумываться и поняла, что не устраивает своей формулой счастья. Что человек должен сделать себя счастливым – с этим я, наверное, согласна. А дальше автор рисует путь к счастью. Говорит о том, что человек должен находить радость во всём. Если ты одинок, заведи себе кошку или собачку. Если плохое настроение – посмотри юмористическую передачу. Общение с природой успокоит душу. Можешь позвонить друзьям… И якобы так человек делает себя счастливым. И я решила предложить детям урок-дискуссию. Они очень быстро поняли позицию автора, но оказались в растерянности, пытаясь найти аргументы в защиту этой позиции. Здесь важно понять, что быть счастливым – это одно, благополучным – другое. Для многих это идентичные понятия. Так вот, ЕГЭ предполагает, чтобы один из аргументов был основан на литературном материале. Мы стали вспоминать счастливых героев русской литературы. И тут им пришло в голову: Манилов! А ведь действительно – абсолютно счастливый человек. Всё у него благополучно, он живёт в полной гармонии с самим собой, он доволен своей жизнью, своей женой, своими детьми, он может себе позволить помечтать. Я говорю: хорошо, а Онегин, Печорин, Чацкий, Раскольников, герои Толстого – они счастливые? Дети говорят: нет. Так, может,  тут и есть разгадка? И вдруг до них доходит, что та формула, которую предложила автор того текста, – это маниловская формула счастья. Это на самом деле не то, что надо человеку, ведь жизнь настолько многообразна и интересна в своих проявлениях, что не надо стремиться быть тупо счастливым всё время.

Мне хотелось, чтобы дети не искали простых ответов на эти сложные вопросы. А ещё им важно было понять, что не надо бояться страдания. Люди должны уметь страдать и понимать, что оно делает человека лучше и совершеннее. Либо ты ломаешься и тогда падаешь на самое дно и своей человеческой сущности, и жизненного успеха, либо ты обретаешь истинного себя.  Молодое поколение научили все свои мелкие жизненные проблемы каким-то образом сглаживать. Как-то режиссёра Павла Лунгина Познер спросил: «Какое слово вы ненавидите больше всего?» Тот сказал: «Не парься. Я парюсь», – ответил Лунгин… Современное поколение уже не хочет страдать, не хочет задумываться, не хочет «париться». Вот это страшно.

Я пришла на урок и точно знала, чего хочу: чтобы дети поняли, что не бывает простого рецепта счастья, что есть неразрешимые вопросы бытия, над которыми человечество испокон века бьётся, но ответов не находит. И на самом деле цель-то не в том, чтобы найти эти ответы, цель в самом процессе осмысления жизни.

Кстати, хотелось бы вспомнить один эпизод урока литературы в 7 классе по поэзии Тютчева. Вот уж, казалось бы, совсем эстетическая категория! Но во время анализа стихотворения «Как неожиданно и ярко…» возник вопрос: как вы понимаете строки: «О, в этом радужном виденье // Какая нега для очей! // Оно дано нам на мгновенье, // Лови его – лови скорей!» И семиклассники в процессе диалога пришли к важному для них выводу: это стихотворение о скоротечности бытия, и поэт призывает нас наслаждаться его красотой, дорожить каждым мгновением жизни.

 

Учитель должен быть готовым к диалогу всегда. Невозможно спланировать возникновение дискуссии. Так, в прошлом году, путешествуя по Интернету, я наткнулась на страничку своего ученика, наполненную националистическими лозунгами, видеоклипами, рисунками… Знаю мальчишку как славного человека. На следующий день было запланировано сочинение по прочитанному тексту в формате ЕГЭ. Текст пришлось сочинять самой. Каково же было удивление ребят, когда они увидели фамилию автора текста. У них возник только один вопрос: «Как писать – я с автором согласен (или не согласен) или – я с Вами, Лилия Анатольевна, согласен (или не согласен)?» «Пишите, как вам удобно» − был ответ. В результате я получила 29 очень интересных работ, в которых ребята, даже соглашаясь с моей позицией, пытались поспорить. И еще я поняла, что в головах у ребят страшная путаница: они плохо различают понятия «национализм» и «патриотизм». Я знаю, что эта работа кардинально не изменила позицию того паренька, но уж точно заставила задуматься.

Таким образом, диалог возможен и в такой форме, и он очень интересен ребятам, поскольку позволяет предложить для обсуждения важные для них темы и учит их аргументировать свою позицию.

 

До сих пор я говорила в основном о диалоге со старшеклассниками. И это понятно: возраст для дискуссии благодатный. Но начинать эту работу надо гораздо раньше. Обучая семиклассников писать рассуждение, я предложила им текст из КИМов ЕГЭ: рассказ Аксенова о мальчике, который во время войны сумел найти в себе силы, чтобы противостоять трем подросткам-хулиганам. В процессе обсуждения текста ребята поняли его главную мысль: настоящее мужество заключается в преодолении собственного страха. Это и стало тезисом высказывания для учеников. Вот одна из детских работ.

 

Смелость… Громкое слово. А вы когда-нибудь задумывались, что значит быть смелым человеком?

Я думаю, что быть смелым – это когда ты можешь перебороть свои страхи и отстоять свое достоинство.

Предположим, что на земле нет смелых людей. Тогда бы мы не смогли заниматься спортом, потому что в каждом виде спорта есть опасности. Мы не могли бы заниматься искусством, потому что в искусстве тоже есть страх, имя которому – «Начать».

Если бы наши предки не были смелыми, то мы не знали бы, что такое космос. Мы не смогли бы узнать, что скрывается на морских глубинах и под землей.

Итак, быть смелым – это хорошо. Если ты смелый, то будешь успешным в жизни и сможешь преодолевать трудности на раз. Разве это не важно для человека?

 

И завершить свое выступление мне хотелось бы еще размышлением о том, стоит ли нашим ученикам предлагать всегда соглашаться с авторской позицией, как это частенько рекомендуют мои коллеги. Позволю себе привести фрагмент сочинения моего ученика Алексея Козлова. Нужно ли говорить, что перед нами работа юного человека с уже сложившейся нравственной позицией. Наверно, не случайно Алеша победил во Всероссийской олимпиаде по русскому языку и стал призером Всероссийской олимпиады по истории.

 

По мнению В. Астафьева изменения в мире, происходящие на его глазах, уничтожают всё то ценное и хорошее, что было сделано нашими предками. «Воспоминания о прошлой и близкой сердцу жизни тревожат меня, рождают щемящую тоску о чём-то безвозвратно утерянном», – пишет он.

Я позволю себе не согласиться с маститым писателем. Мне кажется, что изменения в мире неизбежны, внешний облик его сохранить не удастся. Не лучше видеть в этих изменениях что-нибудь хорошее? Вспомним стихотворение А. Ахматовой, написанное в двадцатые годы прошлого столетия; «Всё расхищено, предано, продано…» Мир, в котором жила поэтесса, дореволюционный Петербург, да и вообще вся Россия изменились в одночасье. Из пламени гражданской войны выходила совсем другая Россия. Тем не менее Ахматова нашла в себе силы радоваться этим изменениям:

Всё расхищено, предано, продано,

Чёрной смерти мелькало крыло,

Всё голодной тоскою изглодано,

Отчего же нам стало светло?

В то время как многие писатели и публицисты в эмиграции брюзжали о «немытой совдепии», Ахматова смогла увидеть, как «подходит чудесное К развалившимся старым домам…» Это, на мой взгляд, самое мудрое отношение к истории.

Мы растем, мужаем, стареем – меняется наша жизнь. Село Овсянка не может остаться таким, каким оно было во времена бабушки Астафьева. Как здесь не вспомнить философа Гераклита, говорившего: «В одну и ту же воду нельзя войти дважды». Поэтому и сегодняшнее состояние села не вечно: может быть, оно станет еще красивее, пышнее и ярче прежнего расцветет новый куст саранки.

Жизнь никогда не остается прежней. То, какой она будет в грядущем столетии, зависит не только от нас, но и от её собственных законов. Главное – уметь видеть, как «к развалившимся грязным домам» подходит «что-то чудесное», «от века желанное нам».

Написать комментарий

Информация персонального характера о пользователях официального сайта образовательной организации хранится и обрабатывается с соблюдением требований российского законодательства о персональных данных.

Политика оператора по обработке персональных данных

КомментарииКомментариев: 0